Ukkaskadgel.ru

Документооборот онлайн
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Санитарка рассказала о работе в инфекционной больнице

Из инфекционной больницы в Карелии уволились 12 медиков

По состоянию на 9 ноября, сообщили в региональном Минздраве, в инфекционную больницу приняли на работу шесть новых специалистов: двух врачей, трех медсестер и санитарку. Сейчас медкомиссию для трудоустройства проходят еще два врача, две медсестры и две санитарки.

«Кадровая политика учреждения направлена на привлечение специалистов, максимальную поддержку уже работающего персонала и создание для работников условий труда с учетом требований инфекционного контроля и трудового законодательства», – уточнила новый главный врач больницы Юлия Кононенко.

В региональном Минздраве также заверили, что миграция кадров в медучреждениях есть всегда – всего за 2020 год из РИБ уволились 329 человек, принято на работу 376 человек.

Об увольнении главврача Ивана Белкина стало известно 5 ноября, тогда он сообщил, что такое решение стало для него неожиданным. «Заявление я не писал. Меня уволили по инициативе работодателя в одностороннем порядке. Просто расторгли договор. Такое право у работодателя есть», – уточнил Белкин изданию Karelia.news.

При этом он сообщил, что в региональном Минздраве ему не назвали официальную причину увольнения. «Мне непонятно, почему меня уволили. Я не могу для себя найти объяснение. Лучше обратиться в Минздрав. Но для меня увольнение оказалось неожиданным», – резюмировал экс-главврач.

В день, когда стало известно об увольнении Белкина, некоторые работники медучреждения стали за него заступаться. Младший медбрат РИБ Эльдан Кукурекин написал на своей странице в Инстаграм: «У меня есть вопрос к Минздраву РК, почему в разгар данной эпидемиологической обстановки происходит резкая смена руководства РИБ в лице главного врача Белкина И.В., человека, который компетентен в вопросах работы РИБ, в том числе в условиях COVID-19. В связи с его отстранением, я не уверен, что кто-то другой сможет так же оперативно решить проблему, с которой я и сотрудники нашего отделения столкнулись в апреле 2020 года, когда именно ЕГО решения обеспечили должную защиту наших близких, в связи с тем, что мы были в контакте с одним из первых COVID-19 положительным пациентом».

В конце октября пациенты РИБ рассказали в соцсетях о проблемах в медучреждении. Они сообщили, что в больнице нет свободных коек, а люди вынуждены спать в коридоре. В региональном Минздраве отметили, что в тот момент в медучреждении разворачивали дополнительные койки для больных с коронавирусной инфекцией.

«Поэтому медики были вынуждены разместить в коридоре поступивших ночью пациентов, очень большой наплыв пациентов. Но сейчас нет ни одного больного в коридоре. Вчера были запущены 30 дополнительных коек, поэтому те пациенты сейчас находятся в нормальных палатах, а кто-то переведен в другое учреждение», – отметили министерстве.

По состоянию на 12 ноября в Республике Карелии с начала пандемии зафиксировано 8 565 случаев коронавирусной инфекции (+310 за сутки), скончались 63 человека (0 за сутки), выздоровели 4 850 человек (+35 за сутки).

«Это настоящий ад». История студента, работающего санитаром в инфекционном стационаре

22-летний выпускник детского дома, будущий хореограф, узнав о нехватке рабочих рук в инфекционном стационаре в Уральске, пошел работать туда санитаром. Он рассказал Азаттыку, каково это — трудиться в «красной зоне», где лежат пациенты с COVID-19, поднимать тяжелые кислородные баллоны и помогать больным, переживающим стресс.

Рабочий день санитара Серика Мукашева, который недавно устроился в областной инфекционный стационар, — с 8 до 18 часов. Побеседовать с «новеньким» сотрудником больницы мы договорились после завершения смены. Но пойти на отдых ему не удалось.

— Сегодня я остаюсь на вечернее дежурство. Иногда бывают форс-мажорные обстоятельства — нужно остаться вечером, — извиняется Серик Мукашев по телефону.

Общаться вживую с людьми вне больницы Серику нельзя. Он «контактный»: работает с заразившимися коронавирусом. После окончания смены он отправляется не домой, а в одну из гостиниц города, где на время пандемии разместили работников стационара. В тот вечер, когда мы разговариваем с Сериком, в больницу доставили нескольких пациентов в тяжелом состоянии.

— Нужна физическая сила, чтобы их по палатам развезти. Меня попросили помочь, — объясняет молодой человек причину, по которой остался на работе.

«НУЖНЫ КРЕПКИЕ РУКИ»

В стационар студент пошел добровольно, откликнувшись на призыв властей помочь медицинскому учреждению, столкнувшемуся с нехваткой рабочих рук. Эта работа далека от профессии, которую он получает. Серик учится на хореографа на факультете искусств Западно-Казахстанского университета. Сейчас не до занятий и репетиций. Каждый день — тяжелая рутина. Из гостиницы — на работу, с работы — в гостиницу.

— Бывает, что взрослого человека нужно переносить из отделения в реанимацию в срочном порядке. Пара шагов, но пациент не может идти. Тогда нужно везти на каталке. Медсестрам тяжело. Они все такие хрупкие. Нужны крепкие руки, — рассказывает он о своей работе.

Особенно тяжело, говорит Серик, поднимать и перекатывать кислородные баллоны. В подключении к кислороду нуждаются пациенты в тяжелом состоянии.

— Кислородные баллоны нужно менять постоянно, они ужасно тяжеленные. Нужны мужчины, медбратья. Есть те, кто пришел из медицинских колледжей, — молодые парни и девчонки, но их очень мало, — продолжает рассказ молодой человек.

Надевание специальной одежды, чтобы пройти в «красную зону», то есть туда, где лежат заразившиеся, — долгая процедура, говорит Мукашев. Ходить в противочумном костюме по несколько часов — настоящее испытание на прочность.

— Это ад настоящий — жарко невозможно. Несколько слоев перчаток. К тому же запястья, шею приходится дополнительно обматывать скотчем. Когда надеваешь очки, всё приходится подтыкать ватой, потом сверху обматывать скотчем, — говорит Серик.

Снимать костюм тоже нужно аккуратно. Сначала снимают верхний слой и сразу же погружают в раствор хлора. Затем всё остальное по очереди. Весь костюм и резиновые сапоги тщательно обрабатывают. Только после этого можно идти в душ, рассказывает санитар.

«БОЮСЬ, ЧТО НА МОИХ ГЛАЗАХ УМРЕТ ЧЕЛОВЕК»

Перед тем как устроиться в стационар, Серик посоветовался со своей семьей. Не с родителями — у него их нет. Семьей он называет воспитателей детского дома. Биологическая мать Серика отказалась от него при рождении, из роддома он попал в сиротское учреждение.

— Я неделю думал, прежде чем решился пойти на такой риск (устроиться в стационар. — Ред.). Было страшно. Я советовался со своей воспитательницей — я ее называю мамой — Татьяной Юрьевной Фомичевой. Советовался с другими своими воспитателями. Я с ними общаюсь, они мне как семья. И Татьяна Юрьевна мне сказала: «Иди, Серик, иди. Я буду постоянно за тебя молиться, буду за тебя горой», — говорит он.

Медицинским работникам сейчас очень сложно, отмечает Серик. «Зашиваются» — этим одним словом объясняет он нагрузку на медперсонал. Свою работу он тяжелой не считает — утверждает, что ничего трудного пока не видел. Но в ближайшее время всё может измениться: он готовится пойти в реанимационное отделение.

— Завтра зайду в реанимационное отделение, там будет трудно. Для меня принести-отнести, помочь, принять груз — это не проблема. Там [в реанимации] не знаю, как ситуация обстоит. Боюсь, что на моих глазах умрет человек. Я этого боюсь, честно скажу, — признаётся Мукашев.

В зоне риска, по наблюдениям молодого человека, находятся не только врачи, медсестры и санитарки. Он говорит, что коронавирусную инфекцию могут подхватить прачки, повара, охранники, которые работают за мизерные оклады — около 65 тысяч тенге в месяц (примерно 150 долларов). Сантехников, бывает, вызывают в «красную зону» устранить поломки, и они тоже должны надевать противочумные костюмы.

Читать еще:  Работа в выходные и праздничные дни исключения из правил

— Техперсонал тоже в зоне риска. Было бы здорово, если бы министерство здравоохранения учло это и внесло изменения (приказ Минздрава о надбавках в условиях риска предусматривает выплаты врачам, среднему и младшему медицинскому персоналу за работу в условиях риска. — Ред.), потому что из-за этого не хотят идти туда работать. А многие, кто работал, ушли по собственному желанию, потому что не хотят рисковать здоровьем, — рассказывает Мукашев.

Сам Серик пока не получил денег за свою работу, поскольку работает меньше месяца. Он говорит, что хотел отказаться от зарплаты санитара, но руководство объяснило, что он уже трудоустроен и ему не могут не платить. Теперь у него планы — отложить деньги и купить мебель в квартиру, которую ему выделило государство как сироте.

СЧАСТЬЕ — ЭТО КОГДА ВЫПИСЫВАЮТ ДОМОЙ

Серик считает, что с пациентами нужно разговаривать, поддерживать их морально. Конечно, речь не идет о тяжелобольных, которые борются за жизнь и которым нужен покой. Санитар рад поговорить с теми, кто идет на поправку, и с теми, у кого болезнь протекает в относительно нетяжелой форме, всегда готов их выслушать. Больные в последнее время жалуются на духоту в палатах. В Уральске установилась жаркая погода, пациенты с дыхательной недостаточностью тяжело переносят высокую температуру.

— Бывает такое, что просят подойти в детское отделение или во взрослое: надо успокоить пациента, поговорить. Потому что иногда пациенты бывают в панике, в стрессе, нужно оказать им психологическую помощь. Я хоть и не специалист, не психолог, но много что повидал и хорошо лажу с людьми. И на разные темы с ними разговариваю. Как-то у меня получается с ними ладить, — рассказывает Серик.

Самые радостные моменты в работе — это выписка вылечившихся, считает он. Серик с радостью вспоминает тот день, когда отправили домой из стационара сразу 16 человек, ПЦР-тесты которых после лечения показали отрицательный результат на коронавирус. В такие моменты забываются все сложности, говорит молодой человек, который несколько недель не был дома.

До того как устроиться в стационар, Серик работал в областном штабе волонтеров. В период чрезвычайного положения — оно действовало с 16 марта по 11 мая — волонтеры помогали с покупкой продуктов и лекарств и их доставкой пожилым людям и жителям дачных массивов, которые оказались отрезанными от Уральска. Сейчас они развозят продукты питания многодетным семьям, людям с ограниченными физическими возможностями, ветеранам. Серик — единственный человек из штаба волонтеров, кто пошел работать в инфекционный стационар.

Всего в стационары Западно-Казахстанской области с начала эпидемии были приняты санитарами 84 человека, которые откликнулись на призыв властей пойти на эту рискованную (хоть и относительно высокооплачиваемую — сотрудникам инфекционных стационаров положены надбавки в размере около 850 тысяч тенге в месяц) работу, сообщили в акимате региона. В резерве еще есть 100 человек. В регионе зарегистрировано более пяти тысяч случаев заражения коронавирусом нового типа. Область находится на шестом месте по этому показателю среди регионов и городов республиканского значения.

«Мама, что это, анекдот?» Почему в Чите медсестры вместо 25 тысяч получили по 200 рублей доплат за коронавирус

Генеральная прокуратура России проверяет все регионы на предмет того, как выплачиваются надбавки медикам, лечащим пациентов с коронавирусной инфекцией. В 12 регионах уже обнаружили нарушения.

В Чите больше 100 медиков заявили о том, что зарплату им повысили максимум на 200 рублей, а некоторые сотрудники еще и остались должны.

Как в Чите медработники получили аж 200 рублей доплат за коронавирус
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

Санитарка Забайкальской краевой инфекционной больницы в Чите Валентина Солодухина уже около двух месяцев контактирует с больными COVID-19. Медсестрам за это положено 25 тысяч рублей в месяц ($343). Однако реальная надбавка составила 200 рублей. В такой же ситуации оказались и коллеги Валентины.

«Ну вот расчетка, такую нам дали на работе. Вот так расценивают наш труд, да – оценили в 200 рублей, – говорит Валентина. – Мы получили все по-разному: самая большая сумма – 500 рублей; есть 200 рублей, 138 рублей, 60 рублей, 30 рублей даже кому-то выплатили. Все надбавки наши за работу с коронавирусом. Некоторые вообще ничего не получили: не получили сестры-хозяйки, не получили медсестры, не получили санитарки вообще ни рубля».

Санитарка Наталья Саломатова в апреле вообще получила зарплату меньше, чем обычно. Начальство объяснило это тем, что больных в отделении сейчас меньше, чем зимой.

«Доплаты никакой не было – только текущая заработная плата, и то – в меньшем размере. За последний месяц конкретно я получила на семь тысяч меньше», – рассказывает Наталья Саломатова.

Причина низких надбавок оказалась в поминутной тарификации времени контакта с инфицированными пациентами.

Лариса Писаренко работает в приемном покое и каждый день подвергает себя опасности: пациентов привозят без диагнозов, но с COVID-19 может оказаться любой из них. Однако общение с пациентами у нее – всего несколько минут. Женщине доплатили всего 66 рублей.

«Двадцать второго [числа] принимали десятого больного с пневмонией. В результате у него выяснили COVID-19, – рассказывает Лариса Писаренко. – Но вообще смешно, конечно. Я домой пришла, ребенку показала, она говорит: «Мама, что это, анекдот?» Я говорю: «Ну, по-видимому, да».

На горячей линии краевого минздрава по выплатам медикам сообщили, что деньги на надбавки в краевую больницу поступили в полном объеме и требовать ответов нужно у администрации. Руководство больницы причину поминутного метода расчета сотрудникам объяснять не стало.

Медики даже написали обращение к президенту на официальный сайт и сейчас ждут ответа – он должен быть в течение трех дней.

Сотрудники краевой инфекционной больницы говорят, что только в их коллективе проблемы с надбавками больше чем у сотни человек. В региональном минздраве однако утверждают, что на горячую линию только шестеро медиков пожаловались на получение доплаты не в полном объеме, а о причинах ее отсутствия задали вопрос семеро. Но уже, как сообщили в минздраве, механизм начисления надбавок пересмотрен: деньги должны начисляться по факту работы с коронавирусными пациентами. Выплаты обещают пересчитать в ближайшее время.

«От 146 рублей – без нулей, естественно». Сотрудники «скорой» Всеволожска рассказали о президентских доплатах за коронавирус

Президент Путин поручил выделить компенсации медикам за работу с коронавирусными больными до 15 мая. По 80 тысяч рублей должны получить врачи, которые работают с инфицированными, по 50 тысяч – средний медперсонал в больницах и фельдшеры и по 25 тысяч – младший медперсонал в больницах и водители «скорых», на которых перевозят инфицированных коронавирусом.

Однако медики в разных регионах сообщали, что им эти надбавки не выплатили или выплатили лишь частично, посчитав работу с заболевшими COVID-19 «чуть ли не посекундно».

Премьер-министр Михаил Мишустин в понедельник, 18 мая, дал властям один день на решение проблемы с выплатами врачам.

Спасение спасающих: режим работы врачей в «красной зоне» пересмотрят

Для предотвращения массового заражения врачей, работающих с инфицированными COVID-19 пациентами, власти подготовят новые рекомендации по времени ротации смен медперсонала и нахождения в «красной зоне». Для этого Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) запустит специальную информационную систему, в которой будет аккумулироваться вся информация о работе и отдыхе медицинских сотрудников в условиях пандемии, рассказали «Известиям» в пресс-службе агентства. Сами медработники, вспоминая, как весной им и их коллегам приходилось находиться в «красной зоне» до 16 часов, считают необходимым четко прописать в документах норматив по работе в наиболее опасных помещениях и по времени отдыха персонала. Даже часового перерыва в таких условиях им недостаточно.

Читать еще:  Дисциплинарное взыскание В чем опасность для работника

Режим ротации

В разгар пандемии COVID-19 многим врачам пришлось сменить и специализацию, и уклад привычной жизни. С зараженными пациентами долгое время работали не только профильные специалисты, но и хирурги, онкологи, травматологи и многие другие. Привлекли даже студентов-медиков. Большая часть из них не видела родных и близких неделями и месяцами, а жить порой приходилось прямо больницах или предоставленных отелях. Режим работы в формате нон-стоп не мог не отразиться на врачах. Несмотря на все меры предосторожности, многие из них подверглись заражению. Еще в июне глава Росздравнадзора Алла Самойлова сообщала, что почти 500 медицинских работников умерли из-за вируса.

Во избежание подобных случаев ФМБА подготовило техзадание на разработку информационно-аналитической системы для изучения производственных факторов, оказывающих влияние на работу медперсонала при взаимодействии с зараженными COVID-19. Она обойдется федеральному бюджету в 4 млн рублей и будет готова к концу года. Как сообщили «Известиям» в пресс-службе агентства, система позволит получить представление о тех рисках, которым подвергается медицинский персонал при работе с коронавирусными больными, в том числе в «красной зоне».

В разработанной системе будет аккумулирована информация о производственной нагрузке медицинского персонала, количестве рабочих смен, суммарном количестве часов, проведенных в «красной зоне», суммарном количестве часов отдыха. Все это необходимо для выхода на режим ротации медперсонала. Смысл данной работы заключается в минимизации рисков для медицинского персонала, работающего в «красной зоне», — сообщили «Известиям» в пресс-службе.

Там добавили, что в силу психологических причин чувство опасности трансформируется и человеку свойственно со временем пренебрегать мерами безопасности. Для того чтобы уменьшить эти риски, необходимо понять, когда наступают утомление, эмоциональное выгорание, и, соответственно, определить суммарную, недельную и суточную нагрузку — так, как это сделано на всех вредных производствах. После этого будут разработаны рекомендации по срокам ротации медиков, по количеству сменной нагрузки и так далее.

Из-за быстрого распространения COVID-19 по территории России властям на всех уровнях пришлось принимать оперативные решения. В частности, большое количество непрофильных больничных учреждений было переформатировано под инфекционные стационары. Многие регионы оказались не готовы к такой ситуации и массовой госпитализации россиян. В экстренном порядке строились модульные учреждения, чтобы разместить всех заболевших. В некоторых случаях использовались даже не приспособленные к лечению помещения (стадионы, выставочные и концертные залы).

И целого часа мало

Врачи считают, что новые рекомендации необходимы и работа в «красной зоне» представляет проблему для администраций больниц. В начале эпидемии врачей не хватало, а руководству приходилось продумывать, как сотрудникам проходить через шлюзы и сменять друг друга, рассказал «Известиям» председатель Профсоюза работников здравоохранения РФ Михаил Андрочников.

Из-за этих сложностей многих врачей заставляли находиться в «красной зоне» до 16 часов. Нам известны такие случаи. 12-часовой день был распространенным явлением. Без еды и туалета врачи могли находиться в «красной зоне» от шести до восьми часов. Это не норма, это грубое нарушение. При этом на вопросы сотрудников администрация нередко реагировала агрессивно, врачам отвечали: вы сюда пришли работать, вам за это платят. Трудовой кодекс запрещает работать больше двух трудовых смен. Рабочий день в «красной зоне» должен быть не более 36 часов в неделю, — считает Михаил Андрочников.

По его информации, схем было очень много. Чаще всего врачи работали по 12 часов через день, потом наступал двухнедельный период отдыха или изоляция. С эпидемиологической точки зрения такой график правильный, поэтому этот формат можно сохранить. Но в эти 12-часовые периоды работы нужны нормальные перерывы, чтобы человек успевал поесть и отдохнуть, отметил глава профсоюза.

С ним согласен глава общероссийского профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал.

— Безусловно, эту сферу надо регулировать. Нередко врачи работают в нечеловеческих условиях, находятся по 12 часов в «красной зоне». Нужно прописать режим отдыха. Важно уделить внимание перерывам. Например, даже перерыв на час в данном случае бывает бессмысленным, потому что только половина времени уйдет на одевание защитной одежды. Сейчас уже наработан значительный опыт и можно закрепить его в документах, — сказал Андрей Коновал.

Врач-инфекционист в Первой городской клинической больнице в Иваново Евгения Игнатенко рассказала, что сегодня руководство медучреждений проводит регулярные инструктажи, вся необходимая информация есть в соцсетях и мессенджерах, а коллеги охотно делятся своими знаниями.

Вот весной такие рекомендации были бы очень кстати. В правилах работы в «красной зоне» лично я бы отразила условия, возраст, состояние работника, которому предстоит там работать, а также прописала бы условия труда, норматив часового времени, — сказала Евгения Игнатенко.

Многие эксперты и врачи неоднократно высказывались о вероятной второй волне COVID-19 в осенне-зимний период, которая будет обусловлена сезонностью различных инфекций. Вопрос о возможном повторении весенней пандемии в пресс-службе ФМБА «Известиям» не прокомментировали.

«Каждый знал, куда шел!»: О работе медиков в дни пандемии рассказала глава донского минздрава Татьяна Быковская

18 июня 2020 15:50

Ждать ли второй волны пандемии, почему в больницах число пациентов с Сovid-19 стало больше и когда в Ростове-на-Дону появится новая инфекционная больница? Об этом и многом другом рассказала министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская.

«ВСЕ ЗАВИСИТ НЕ ТОЛЬКО ОТ ВРАЧЕЙ»

— Татьяна Юрьевна, в регионе происходит послабление введенных из-за пандемии ограничений. Можем ли мы говорить о том, что коронавирус уходит из нашей жизни?

— Коронавирус прочно вошел в нашу жизнь. Мы должны это понимать и принимать как данность. Как озвучил накануне глава федерального минздрава, о чем-то конкретном можно говорить к февралю будущего года, когда будет разработана вакцина, станет понятно, как она действует на людей, и так далее. А пока все те послабления, которые есть на сегодняшний день, происходят ввиду того, что, в первую очередь, население нас услышало. Плюс появляются какие-то новые механизмы взаимодействия с этим вирусом. Мы понимаем, как с ним можно бороться. Хотя и остается еще очень много вопросов.

Но мне бы хотелось, чтобы все понимали: расслабляться рано. Все те ограничения, которые на сегодняшний день еще существуют, надо соблюдать.

— То есть маску носить по-прежнему надо?

— Да. Если человек находится на остановке, в общественном транспорте, в магазине или торговом центре, то и маска, и перчатки необходимы для того, чтобы обезопасить себя и минимизировать последствия встречи с вирусом. Я очень надеюсь, что послабления будут идти и дальше, потому что уже два дня количество заболевших на Дону меньше, чем число выздоровевших. Сейчас наступает очень хрупкий момент. И если не соблюдать определенные правила, то нас легко может отбросить в начало. Тем более, что вирус жив и будет мутировать. Поэтому мы должны быть готовы ко всему.

— Можно ли сказать, что Ростовская область вышла на плато?

— Мне бы очень хотелось так сказать, но я не возьму на себя такую ответственность. Это зависит не только от медиков, а прежде всего от населения.

«ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ КОРОНАВИРУС НЕ ВЫЛЕЧИТЬ»

— В последнее время число больных в ковидных госпиталях выросло, как и тех пациентов, которые подключены к аппаратам ИВЛ. Как это можно объяснить?

Читать еще:  Товаровед особенности профессии обязанности требования

— В стационары больниц поступают те люди, у которых наблюдается среднее и тяжелое течение болезни. Пациенты с легким течением находятся дома на амбулаторном лечении. Однако если в доме есть люди старше 65, страдающие хроническими заболеваниями, дети или человек живет в общежитии, то мы в любом случае его госпитализируем. В ковидном госпитале пациент находится достаточно длительное время, затем его ждет долгий процесс реабилитации. Учитывая то, что за две недели коронавирус вылечить невозможно, то к первым заболевшим добавляются вновь прибывшие. Это же касается и пациентов, находящихся на ИВЛ. Мы стараемся использовать в лечении различные новые методики, чтобы как можно меньше пациентов переводить на аппараты ИВЛ. Да, они последняя надежда, но которая не всегда, к сожалению, может быть исполнена.

— С чем связано увеличение летальных случаев в последнее время?

— С тем, что окончательный диагноз ставится только после патологоанатомического вскрытия. На это нужно время. Поэтому рост цифр.

— Много ли врачей болеют коронавирусом?

— Сейчас меньше. Но не все заболевают на рабочем месте, часто вирусом заражаются в быту. Врачи, как и все обычные люди, имеют свой круг общения.

«ДВЕ ДВОЙНИ ПОЯВИЛИСЬ У МАТЕРЕЙ С COVID-19»

— Появилась информация, что выявлена новая мутация коронавируса. Значит ли это, что все может повториться?

— Это та ситуация, когда делать прогнозы — вещь неблагодарная. Действительно, в Пекине заявили о том, что появилась новая форма коронавируса. Поэтому мы не можем исключать тот факт, что осенью столкнемся с очередной волной эпидемии в сезон распространения гриппа и других аденовирусов. Как поведет себя Сovid-19, неясно. Сейчас этим занимается наука, и времени на это может уйти очень много.

— Есть ли среди зараженных на Дону какие-то необычные симптомы?

— Я о них не слышала. Скажу так: при коронавирусе обостряются хронические заболевания. И различные симптомы, например, посинение рук, о которых пишут в Интернете, могут быть проявлениями тех самых заболеваний.

— Известны случаи, когда коронавирус был обнаружен у беременных женщин. Много таких?

— Всего за время пандемии в нашем реестре были 57 беременных, из которых 27 уже стали мамами. Более того, на свет появились и две двойни у мамочек с диагнозом Сovid-19. Все дети здоровы. Их мамы тоже чувствуют себя хорошо.

— В первые дни пандемии шла речь о строительстве инфекционной больницы, которая должна быть расположена на территории горбольницы №1 им. Семашко. Она появится?

— Безусловно. Строители уже вышли на работу. Техзадание согласовано и с нашим министерством, и с министерством строительства. Надеемся, что они выполнят задачу сдать 200-коечный корпус до конца года.

«ПО НАПРАВЛЕНИЮ ИЗ ПОЛИКЛИНИКИ ТЕСТ НА КОРОНАВИРУС БЕСПЛАТНЫЙ»

— Насколько быстро проходит тестирование на Сovid-19 для тех, у кого впереди плановые операции?

— Жалобы на то, что все не так быстро, как хотелось бы пациентам, есть. Но если человек ждал операцию два месяца, то он, согласитесь, может подождать еще дня два. Мы должны с пониманием относиться к первоочередности пациентов различных групп. Анализ проводится за счет средств фонда ОМС. Для пациентов это бесплатно. Сдавать его направляет та поликлиника, которая формирует направление на плановую госпитализацию со всеми необходимыми анализами, к которым теперь добавился еще один.

— Но ведь есть и частные центры?

— Да, на Дону это две частные лаборатории, в которых тест на коронавирус можно сделать платно. Они получили соответствующее разрешение Роспотребнадзора. Однако хочу сказать, что за платным тестированием обратилось сравнительно небольшое количество жителей области.

— Пациенты в поликлиниках привыкли к дистанционной записи?

— Не все. К сожалению, несмотря на то, что записаться к врачу можно по телефонам колл-центра или на сайте, чтобы не создавать очередей у регистратур, многие по старинке идут туда сами. Зато в детских поликлиниках число посещений сократилось. Родители не очень спешат на профосмотры со здоровыми детьми, а при проявление каких-то признаков заболевания вызывают врачей на дом.

К слову, в ближайшее время мы планируем закупить автомобили скорой помощи и для поликлиник, чтобы помощь могла быть оказана еще быстрее.

«ГЛАВНОЕ — УСЛЫШАТЬ ПРОСТОЕ «СПАСИБО»

— Что касается выполнения нацпроектов. Как пандемия сказалась на их реализации?

— Пожалуй, только в части диспансеризации, которая была временно приостановлена во втором квартале по решению Правительства РФ. В этом году у нас стоял план провести диспансеризацию 1,7 млн жителей нашей области. За первый квартал успели обследовать только 400 тысяч дончан. Думаю, с учетом сложившейся ситуации выполнить план будет сложно.

— В сети то и дело появляются сообщения от медработников, которые не получили законных выплат. Как вы это прокомментируете?

— За полтора месяца в региональный минздрав поступило более 500 обращений от медработников. И каждое из них было отработано. К сожалению, по закону более 300 обратившихся действительно не имели право на выплаты. С остальными разбирались индивидуально.

А что касается жалоб на нехватку масок, перчаток и других средств защиты, то все коллеги знают сайт нашего министерства. При желании они всегда могут оставить информацию там. Да, анонимные мы не рассматриваем. Но зато есть гарантия достоверности, а мы обязательно во всем разберемся, поможем и накажем, если будет необходимость.

— Многие говорят, что самоизоляция негативно сказалась на здоровье самих людей. Гулять было нельзя, спортом заниматься тоже…

— Мы прекрасно понимаем, что определенная гиподинамия не очень хорошо повлияла на здоровье пожилых людей. Но давайте честно: кто хочет заниматься спортом, тот может это делать и в условиях своего дома. Было бы желание. И, кстати, сейчас для людей возраста 65+ в утреннее и вечернее время уже разрешены прогулки на свежем воздухе — как раз тогда, когда нет солнцепека.

— Впереди День медицинского работника. Третий месяц медики на передовой. Будут ли какие-то послабления в профессиональный праздник?

— Медики уже привыкли к тому, что у нас нет ни выходных, ни праздников. Поэтому все, кто должен находиться на работе, будут бороться за здоровье своих пациентов. Пожалуй, только в этом году их будет больше, так как на местах работают усиленные бригады. Да, тяжело. А что делать? Мы должны понимать, что это очень тяжкий труд, но каждый из нас знал, куда шел.

Хочу сказать, что в этом году мы втрое увеличили число тех, кого хотим поощрить в профессиональный праздник на областном уровне. Еще 287 фамилий для награждения мы передали в федеральное министерство. В их числе и терапевты, и анестезиологи, и медсестры, и санитарки ковидных госпиталей, есть и водители скорой помощи. Но главное в этот день для каждого — услышать простое «спасибо». Позвоните доктору, который, быть может, однажды спас вашу жизнь. Поверьте, ему будет очень приятно.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector