Ukkaskadgel.ru

Документооборот онлайн
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Некоторые нюансы взыскания убытков с недобросовестного директора

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

  • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
  • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.

В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

Читать еще:  Родительская слава восемнадцать московских семей получили награды

Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

Акционеры и СЕО: как взыскать убытки от ошибок в управлении

Автор: Лилия Григорьева

Лилия Григорьева, юрист

Вкладывая свои денежные средства в организацию путём приобретения акций, собственники надеются на получение прибыли. Но возможны ситуации, когда руководство компании совершает ошибки и акционеры несут убытки. Действующее законодательство позволяет привлекать к ответственности таких нерадивых руководителей, а судебные инстанции вносят всё больше порядка и систематизируют правоприменительную практику в отношении компенсации убытков, причинённых организации со стороны директора.

Гражданский кодекс Российской Федерации определяет предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг. Но не всегда результаты предпринимательской деятельности приносят систематическую прибыль. И зачастую в этом вина не только макроэкономических показателей и сложившихся обстоятельств, но и действий руководителей организации. Генеральный директор обязан действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этих принципов с генерального директора могут быть взысканы причинённые обществу убытки.

Однако для всестороннего, полного рассмотрения дела и получения результата ― взыскания с руководства организации причинённых убытков ― следует изучить ряд важных вопросов:

с кого могут быть взысканы причинённые обществу убытки;

кем могут быть взысканы причинённые обществу убытки;

какие виды убытков подлежат взысканию.

Тщательно подготовившись и изучив имеющиеся документы и доказательства, ознакомившись с судебной практикой, заинтересованные лица могут принять решение о защите своих прав и законных интересов, в том числе в рамках судебного процесса, если досудебное урегулирование спора не увенчалось успехом.

С недавнего времени в деловой оборот русскоязычного бизнеса вошло такое понятие как СЕО. Считаю необходимым разобраться, что под этим подразумевают бизнес–сообщество, действующее законодательство и судебная практика. И каков круг лиц, которые, согласно действующему законодательству, несут ответственность за результативность действий компании и отвечают за последствия таких действий.

Согласно словарю инвестора, СЕО ( Chief Executive Officer ) ― главный исполнительный директор, который руководит и несёт ответственность за общую деятельность компании. Он, как правило, избирается Советом директоров или назначается акционерами.

На деле эта должность может означать как первое лицо компании, так и лишь одного из её директоров, выполняющих определённые обязанности, и во многом зависит от организационной структуры компании.

Ответственность же перед хозяйственным обществом (ОАО, ООО) (далее ― Общество) за причинённые убытки в России, согласно действующему законодательству, несут члены Совета директоров, единоличный исполнительный орган Общества (директор, генеральный директор), временный исполнительный орган Общества, члены коллегиального исполнительного органа Общества (правления, дирекции), равно как и управляющая организация или управляющий.

Неправильное определение круга лиц, несущих ответственность перед обществом за причинённые убытки, влечёт за собой отказ в удовлетворении заявленных требований.

Так, требования к лицам, которые занимают должности заместителя руководителя, предъявлены быть не могут.

Такая позиция подтверждается и судебной практикой.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своём Определении от 02.08.2007 № ВАС-8948/2007 по делу № А47-8649/2006-7ГК о взыскании убытков сделал вывод, что положение об ответственности перед акционерным обществом за убытки, причинённые обществу их виновными действиями (бездействием) не распространяется на лиц, занимающих должности заместителя единоличного исполнительного органа и не выполняющих функций единоличного исполнительного органа Общества. Схожая позиция выражена и в Определении ВАС РФ от 14.10.2009 № ВАС-12695/09 по делу № А32-18264/2008-55/264, где суд указывает, что «заявленные требования о возмещении убытков, причинённых Обществу, к ответчику как заместителю генерального директора общества судом отклонены правомерно».

Дополнительно Федеральный арбитражный суд Уральского округа в своём Постановлении от 06.06.2007 № Ф09-4238/07-С4 по делу № А47-8649/2006-7ГК при отказе в привлечении к ответственности заместителя генерального директора указал, что перечень лиц, указанных в ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

Единый государственный реестр юридических лиц, федеральный информационный ресурс, информация из которого доступна любому лицу по запросу, в обязательном порядке содержит данные о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. Как правило, именно указанное лицо подлежит привлечению к ответственности за причинённые убытки.

Обратиться в суд от имени Общества за возмещением убытков может акционер (или акционеры), в совокупности владеющий не менее чем 1 % размещённых обыкновенных акций общества, в том числе и те акционеры, которые на момент совершения директором действий (бездействия), повлёкшие для юридического лица убытки, не являлись акционерами юридического лица. Однако при обращении был соблюдён срок исковой давности в порядке ст. 196–205 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Акционер при обращении за взысканием убытков от ошибок в управлении действует от имени юридического лица, что влечёт за собой ряд последствий.

Принятое Арбитражным судом решение о возмещении убытков в силу ч. 2 ст. 225.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимается в пользу Общества, в интересах которого был предъявлен иск, а не в пользу акционеров, обратившихся в суд.

Данная позиция отражена, например, в Постановлении ФАС Центрального округа от 25.12.2013 по делу № А48-675/2013 и получила в дальнейшем подтверждение в Определении ВАС РФ от 21.04.2014 № ВАС-3948/14 по делу № А48-675/2013; а также в Постановлении ФАС Северо–Кавказского округа от 06.04.2011 по делу № А32-17725/2010 и была более подробно раскрыта в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Читать еще:  Как написать бытовую характеристику на человека образец

Даже если убытки причинены непосредственно собственнику, к примеру, путём внесения денежных средств на расчётный счет организации учредителем для погашения срочных задолженностей и предотвращения значительных негативных последствий, взыскать такие расходы в качестве убытков с генерального директора нельзя без учёта всех обстоятельств дела и без доказанности его вины в недобросовестном управлении, приведшем к необходимости участия акционера дополнительными денежными средствами. Кроме того, поскольку ущерб причинён лично акционеру, иск от имени Общества подавать неправомерно (Постановление ФАС Северо–Западного округа от 10.06.2014 по делу № А56-24208/2013).

Поскольку подобные споры являются корпоративными, с учётом ст. 277 Трудового кодекса Российской Федерации, п. 4 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, подлежат рассмотрению по правилам глав 28.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Грань между обычными предпринимательскими рисками и ошибками в управлении очень тонка. Бремя доказывания фактов, заявленных в иске и свидетельствующих о действиях (бездействии) директора, повлёкших неблагоприятные последствия для Общества, в силу п. 5 ст. 10 ГК РФ лежит на истце. Директор вправе обосновать свои действия всеми законными методами, в том числе ссылками на незаконные действия третьих лиц, форс–мажорные обстоятельства и иные значимые события. Однако в случае, если директор уклоняется от предоставления полной информации по предъявленным требованиям, суд может возложить бремя доказывания добросовестности и разумности действий при управлении Обществом на директора.

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» внесло некоторую определённость в данный вопрос.

В Постановлении, в частности, указывается, что возможность возникновения негативных последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности и суд не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами.

То есть суд при рассмотрении дела проверяет соблюдение директором действующего законодательства, локальных актов организации, обычаев делового оборота, но не изучает вопрос экономической грамотности директора при принятии управленческих решений.

Однозначно примерами недобросовестности действий директора могут служить:

действия при наличии конфликта интересов директора и юридического лица, за исключением случаев, когда об этом конфликте было известно заранее и решение принималось и было одобрено в установленном законом порядке;

сокрытие или предоставление неполной информации о совершённых сделках акционерам;

нарушение процедуры одобрения сделок, предусмотренных действующим законодательством и внутренними документами Общества;

пренебрежение интересами Общества, выразившимися, к примеру, одобрением заведомо невыгодной сделки, заключением договоров с неблагонадёжным партнером и т. п.

Примерами неразумности директора могут служить принятие решения, не учитывающего всей имеющейся информации, неполучение дополнительной информации, обычной для деловой практики в сходных обстоятельствах; и иное, список не является закрытым и может быть продолжен с учётом конкретных обстоятельств.

Приведём несколько судебных актов.

Постановлением ФАС Поволжского округа от 12.09.2014 по делу № А55-26161/2013 в привлечении директора к ответственности было отказано, так как он сумел доказать, что изменение финансовых показателей Общества не является свидетельством недобросовестности действий руководителя, а носило обычные предпринимательские риски. Кроме того, согласно уставу, собственники могли своевременно контролировать действия директора, однако пренебрегали такой возможностью.

Обвинение в халатном отношении к выполнению служебных обязанностей не повлекло за собой взыскания убытков с генерального директора и в Постановлении ФАС Северо–Западного округа от 17.07.2014 № А56-33324/2013, поскольку истцами не было представлено доказательств вины руководителя, так как негативные последствия, наступившие для компании, ещё не свидетельствуют о том, что её генеральный директор исполнял свои обязанности ненадлежащим образом.

Не привлёк к ответственности суд и генерального директора по Постановлению ФАС Уральского округа от 23.06.2014 № Ф09-3516/14 по делу № А50-18742/2013, поскольку последний смог доказать, что его действия соответствуют действующему законодательству, внутренним документам компании, заключённому с ним трудовому договору и своих полномочий он не превысил, а наступившие убытки — риски предпринимательской деятельности.

Необоснованная выплата сотрудникам завышенного выходного пособия может повлечь за собой возмещение убытков с генерального директора, особенно если он нарушил процедуру утверждения подобных выплат, установленную внутренними документами компании (Постановление Арбитражного суда Волго–Вятского округа от 28.10.2014 по делу № А82-821/2014).

Необоснованная выплата премий сотрудникам послужила основанием для привлечения генерального директора к ответственности в связи с нарушением локальных нормативных актов, в результате чего Обществу был причинён ущерб в виде недополученных доходов (Постановление АС Западно–Сибирского округа от 27.12.2012 по делу № А27-18008/2011).

На генерального директора была возложена обязанность возместить причинённый Обществу ущерб, поскольку он при заключении сделки знал о неудовлетворительном состоянии контрагента и о его невозможности выполнить взятые обязательства (позиция, приведённая по вышеуказанному делу в Постановлении ФАС Уральского округа от 28.10.2011 № Ф09-10829/10 по делу № А60-6476/10 подтверждена Определением ВАС РФ от 20.01.2012 № ВАС-17593/11 по делу № А60-6476/2010).

При определении размера причинённых убытков акционеры вправе учитывать как прямые расходы, произведённые директором, расходы, которые Общество должно будет понести для восстановления нарушенного права (реальный ущерб), так и неполученные доходы, обычные в схожих условиях гражданского оборота (упущенную выгоду). Однако и в случае невозможности установить с разумной степенью достоверности размер причинённых убытков арбитражные суды могут определить размер убытков с учётом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Подводя итог всему вышесказанному, хочется подчеркнуть ряд важных аспектов.

Нормативно-правовые акты организации должны быть разработаны, приняты и должны действовать в организации. Заранее прописанные правила поведения в случае возникновения спорных ситуаций позволят в будущем собственникам не только контролировать, но и привлекать к ответственности руководителей организации за действия, направленные не на пользу организации.

Собственникам не стоит пренебрегать установленными методами контроля за действиями директора для своевременного прекращения или даже предотвращения причиняемых Обществу убытков. Собственники несут ответственность за привлечение к управлению своим имуществом квалифицированного специалиста, за оформление трудовых отношений с учётом нюансов сферы деятельности организации и запросов, пожеланий самих собственников.

Все решения в организации должны оформляться всегда только в письменном виде и в установленном порядке. Это правило избавит в будущем и директора, и собственников от излишних вопросов при определении степени вины каждого участника процесса, а также позволит исключить действие телефонного права, когда один из собственников может в устной форме давать распоряжения директору в свою пользу, нередко действуя в ущерб и Обществу, и директору, и остальным собственникам.

Считаю необходимым отметить, что предпринимательская деятельность — сложный многогранный процесс, на который воздействуют различные аспекты нашей жизни. И не всегда между убытками и действиями директора есть причинно–следственная связь, как и не всегда ошибки в управлении ведут к значительным негативным последствиям. При установлении виновных лиц очень важно найти связь между их действиями и возникшими убытками.

Читать еще:  Нужна ли госрегистрация договора аренды жилья?

При правильной досудебной подготовке привлечь виновных лиц к ответственности за причинение убытков не составит труда. Однако готовиться к этому надо уже с момента регистрации юридического лица и разработки внутренних документов, не прекращая деятельности по контролю и взаимодействию между собственниками и руководством организации на протяжении всего периода деятельности фирмы.

Остался за главного: как привлечь генерального директора к ответственности?

Особенности исков о взыскании убытков с гендиректора

«Большая часть исков посвящена случаям, когда неправомерные действия директора очевидны. Например, если руководитель перечисляет себе на счет денежные средства компании без каких-либо оснований, либо когда он продает имущество своим родственникам по мизерной цене. Здесь все очевидно с практикой», — рассказывает адвокат, партнер коллегии адвокатов «Делькредере» Анастасия Тараданкина.

Тем не менее, подчеркивает эксперт, все чаще возникают неоднозначные случаи. Так, директор может быть уверен в том, что действует в рамках закона, соблюдая интересы фирмы. Однако возникают определенные обстоятельства, ситуация меняется и его действия расцениваются уже совершенно иначе.

Анастасия Тараданкина выделяет два таких случая. Первый – когда руководитель выполняет свои обязанности, заключает различные сделки, которые собственник бизнеса одобряет. Но потом владелец меняется и начинает пересматривать все сделки, которые были заключены до него. Некоторые из них босс может подвергнуть сомнению. Для некоторых бизнесменов это также расценивается как способ вернуть в купленную компанию еще больше денег.

Второй случай касается банкротства. «Здесь конкурсный управляющий начинает пересматривать и проводить ревизию всех заключенных сделок экс-главой. Этот ценз добросовестности и разумности сильно повышается, потому что главная задача конкурсного управляющего — вернуть денежные средства или активы в конкурсную массу. Поэтому он будет придираться к любым сделкам. Именно поэтому большую часть удовлетворенных исков на большие суммы мы видим в процедуре банкротства», — объясняет специалист.

Право взыскания убытков опирается на несколько норм: пункт 3 статьи 53 ГК РФ, пункт 1 статьи 53.1 ГК РФ, статья 71 закона об АО, статья 44 закона об ООО. При этом все дела, связанные со взысканием убытков, прежде всего ориентируются на Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», уточняет Анастасия Тараданкина.

Чтобы понимать, как действовать в рамках заявленного иска, необходимо ориентироваться также на процессуальное законодательство, которое накладывает на заявление ряд особенностей. В первую очередь стоит помнить, что такие споры отнесены законодательством к корпоративным.

«Основная особенность корпоративных споров — территориальная подсудность. Если в обычном случае мы идем по месту нахождения ответчика, то здесь мы идем по месту нахождения компании. Кроме того, существуют важные положения, которые касаются особенности обжалования определений, вынесенных в рамках корпоративного спора. Там сокращенный срок: не месяц, а всего 10 дней», — говорит эксперт.

Другая особенность, которая отличает данные иски от обычных споров об убытках — это доказывание. Например, установленные ВАС в Пленуме презумпции. «Если гендиректором совершено какое-то конкретное действие, например, скрываются сведения о сделке, то автоматически такое поведение считается недобросовестным. Это уже не подлежит доказыванию», – отмечает специалист.

Во-вторых, бремя доказывания лежит на гендиректоре. Это человек, который имеет доступ ко всем документам, принимает основные решения и является ключевым лицом в осуществлении тех или иных действий, ставших предметом спора. Поэтому ВАС фактически заставляет руководителя подключаться и проявлять инициативу при рассмотрении дела.

«Если сторона-истец представила суду определенный объем доказательств убытков и недобросовестных неразумных действий, то бремя доказывания фактически переходит на гендиректора. Если он промолчит, будет считаться, что все обстоятельства доказаны и иск будет удовлетворен», — предупреждает Анастасия Тараданкина.

Когда, за что и как: главные вопросы о привлечении гендиректора к ответственности

Исковая давность по таким искам — три года. Но она считается не с момент нарушения, а с момента, когда истец узнал о недобросовестном или неразумном действии. Именно поэтому нередки случаи, когда гендиректоров привлекают к ответственности за действия, которые были совершены ими пять-семь лет назад.

«Мы предполагаем, что иск к руководителю может заявить как сама компания (например, новый гендиректор), так и участник компании, чтобы соблюсти ее интересы», — поясняет адвокат.

С точки зрения законодательства есть два вида действий, которые могут вызвать убытки: это неразумное и недобросовестное поведение, либо первое и второй одновременно.

При этом существуют презумпции, закрепленные в Пленуме, — это действия, которые заведомо трактуются судом как нарушения. К презумпциям недобросовестного поведения относятся:

  • конфликт интересов с интересами компании;
  • сокрытие информации о сделке;
  • совершение сделки без необходимого одобрения;
  • удержание документов после прекращения полномочий;
  • совершение действий (бездействие), заведомо не отвечающих интересам компании.

Сейчас складывается обширная практика по оценке еще одного действия гендиректора как добросовестного. «Когда он параллельно с бизнесом компании создает свой, который полностью «зеркален». Человек выбирает очень похожее название для собственной компании, ту же деятельность, идет к тем же клиентам, пользуется ресурсами компании для выполнения работ по договорам со своей фирмой. Фактически за время своей деятельности гендиректор ворует существующий под его началом бизнес», — рассказывает специалист.

По словам адвоката, в таком случае недобросовестность доказать легко, а вот размер убытков — гораздо сложнее, так как это ряд текущих действий в течение длительного периода времени. В подобных ситуациях лучше заранее приглашать аудитора и финансиста: специалисты смогут приблизительно посчитать сумму необходимой компенсации, советует Анастасия Тараданкина.

Презумпции неразумного поведения:

  • принятие решения без учета известной информации:
  • принятие решения без учета необходимой информации;
  • совершение сделки без соблюдения внутренних процедур.

Как определить неразумность и недобросовестность поведения генерального директора?

Для этого нужно учитывать два обстоятельства, которые подчеркивают суды. Во-первых, это пределы обычного предпринимательского риска. Руководители коммерческого общества ежедневно сталкиваются с ситуациями, когда нужно принимать решения. Некоторые из них могут привести к неоднозначным последствиям и любой добросовестный управленец это понимает.

Как доказать, что это обычный предпринимательский риск? Привести в пример аналогичные сделки, заключенные ранее, продемонстрировать полученные согласования и оценки других специалистов, юридических и финансовых, объясняет специалист.

Второе обстоятельство — вопрос о пределах контроля гендиректора. «Он очень чувствительный. Руководитель отвечает абсолютно за все, хотя, возможно, Пленумом это не предусмотрено. Согласно существующим правилам, зоны ответственности гендиректора необходимо устанавливать с учетом всех нюансов: масштабы деятельности компании, функционал и непосредственный контроль», – подмечает эксперт.

При этом если гендиректор захочет снять с себя ответственность полностью, он может прописать процедуры, которые перераспределят его функционал на нижестоящих сотрудников. В этом случае суд будет оценивать разумность такого рещения: поступил ли гендиректор подобным образом из добросовестных побуждения или руководствовался личными интересами, говорит специалист.

Из чего могут формироваться убытки, что должен делать гендиректор, чтобы обезопасить себя от исков об ответственности и какие примеры из практики оказались наиболее показательными в подобных спорах — в вебинаре Анастасии Тараданкиной «Актуальная практика взыскания убытков компании с генерального директора».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector