Ukkaskadgel.ru

Документооборот онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Недействительность сделок в гражданском законодательстве

Прокурор разъясняет — Прокуратура Челябинской области

Прокурор разъясняет

  • 28 июля 2020, 11:20

Разъясняет прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Дроженко И.Н.

Судебная защита своих прав — практически неминуемый спутник осуществления экономической деятельности юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем. Зачастую именно сделка выступает предметом судебного разбирательства.

Признание сделки недействительной традиционно отнесено гражданским законодательством к способу защиты нарушенного права. К таким способам также отнесены: восстановление положения, прекращение нарушающих закон действий, признание недействительным акта государственного органа либо акта органа местного самоуправления, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещением убытков и другие, предусмотренные законом.

Общие правила недействительности сделок установлены § 2 гл. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ).

В зависимости от основанийсделка может быть ничтожной либо оспоримой.

Ничтожность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несоответствия его закону. Оспоримость сделки означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом недействительными при наличии предусмотренных законом оснований только по иску управомоченных лиц, указанных в законе.

Таким образом, если ничтожная сделка недействительна в силу самого факта ее совершения, независимо от желания ее участников, то оспоримая сделка, не будучи оспоренной по воле ее участника или иного уполномоченного лица, действительна и порождает правовые последствия, к которым стремились ее участники.

Ничтожные и оспоримые сделки признаются недействительными в общем порядке — для этого нужно подать иск в суд. Однако, как правило, в отношении ничтожных сделок достаточно предъявить в суд требование о применении последствий недействительности.

На недействительности сделки указывает нарушение одного из следующих ее условий: 1) незаконность содержания сделки; 2) неспособность совершающих ее лиц к участию в сделке; 3) несоответствие воли и волеизъявления участников сделки; 4) несоблюдение формы.

Последствия у ничтожных и оспоримых сделок общие — как правило, их стороны должны вернуть все полученное по сделке. Основным последствием недействительности сделок признается двусторонняя реституция — восстановление сторон в первоначальное положение: каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Дополнительные последствия недействительности сделок состоят в обязанности возместить убытки, причиненные в связи с совершением и исполнением недействительной сделки в случаях, предусмотренных законом.

Немаловажным является вопрос о соблюдении срока для обращения в суд с соответствующими требованиями, поскольку законодательство Российской Федерации в качестве одного из принципов гражданского оборота определяет стабильность отношений.

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года.

Для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной трехлетний срок исковой давности исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год и исчисляется со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка.

Таким образом, признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности для лиц, осуществляющих предпринимательство, являются одним из действенных способов защиты гражданских прав.

Статья 166 ГК РФ. Оспоримые и ничтожные сделки

1. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

3. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

4. Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

5. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Комментарии к ст. 166 ГК РФ

1. В комментируемой статье проводится разграничение между двумя видами недействительных сделок — ничтожными и оспоримыми.

Любая сделка действительна при наличии следующих условий:

а) содержание и правовой результат сделки не противоречат закону и иным правовым актам;

б) сделка совершена дееспособным лицом;

в) волеизъявление совершающего сделку лица соответствует его действительной воле;

г) волеизъявление совершено в форме, предусмотренной законом для данной сделки.

При отсутствии хотя бы одного из этих условий речь идет о недействительных сделках, которые, как следует из п. 1 комментируемой статьи, классифицируются на оспоримые и ничтожные.

Ничтожная сделка недействительна в момент ее совершения в силу нормы права, поэтому она недействительна независимо от признания ее таковой судебным решением.

Оспоримой называется сделка, которая в момент ее совершения порождает соответствующие правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, так как по требованию исчерпывающе определенного в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным законом.

Таким образом, оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, а ничтожная — в силу предписаний закона, т.е. независимо от судебного признания.

2. В абзаце 1 п. 2 комментируемой статьи определены лица, имеющие право предъявить требование о признании оспоримой сделки недействительной, — это сторона сделки или иное лицо, указанное в законе. При этом положениями ч. ч. 2 и 3 комментируемого пункта установлены следующие ограничения признания оспоримой сделки недействительной:

оспоримая сделка может быть признана недействительной только при условии, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия;

в случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной только при условии, если сделка нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

В абзаце 4 п. 2 комментируемой статьи говорится о запрете оспаривать сделку той стороне, которая знала о пороке в ней, но выражала волю на сохранение ее силы (например, получила кредит от неуправомоченного лица и платила проценты по нему). Подобное ограничение получило название «эстоппель».

3. В случае ничтожной сделки в суд по общему правилу предъявляется требование не о признании ее недействительной, а о применении последствий ее ничтожности. Правом предъявлять такое требование обладает сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях — также иное лицо.

Доказывать наступление таких последствий не нужно в двух случаях (п. 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»):

1) оспаривается сделка, которая совершена без согласия, предусмотренного законом (ст. 173.1 ГК РФ);

2) представитель или лицо, действующее от имени юридического лица без доверенности, при совершении сделки нарушили ограничения полномочий (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Как отмечено в п. 78 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, «согласно абзацу первому пункта 3 статьи 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Исходя из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке.

Читать еще:  Оформление квартиры в собственность по наследству

В п. 84 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечено следующее.

«Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 166 ГК РФ допустимо предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности, если истец имеет законный интерес в признании такой сделки недействительной. В случае удовлетворения иска в решении суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения».

4. Как следует из п. 4 комментируемой статьи, суд может применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе (без соответствующего заявления сторон сделки или заинтересованных лиц), если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

Согласно п. 75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» «применительно к статьям 166 и 168 ГК РФ под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы, например сделки о залоге или уступке требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (пункт 1 статьи 336, статья 383 ГК РФ), сделки о страховании противоправных интересов (статья 928 ГК РФ). Само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов».

5. В п. 5 комментируемой статьи сказано, что если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, то заявление о недействительности сделки не имеет правового значения.

Например, суд может отказать во встречном требовании заемщика в ответ на иск о взыскании задолженности, если установит, что его цель — не платить по кредиту. Недобросовестное поведение помешает заемщику признать сделку недействительной

Кроме того, согласно ст. 431.1 ГК РФ (см. комментарий к ней) сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. ст. 173, 178 и 179 ГК РФ, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны.

Недействительность сделок: комментарий к реформе ГК РФ

Лектор разбирает новеллы гражданского законодательства о недействительности сделок. В рамках курса рассматриваются различные основания недействительности сделок, вопросы применения последствий недействительности.

Бевзенко
Роман
Сергеевич

Курс посвящен новой редакции норм Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок (параграф 2 главы 9). Разбирая изменения в законодательстве и доктринальные вопросы, связанные с недействительностью сделок, автор курса приводит практические примеры и анализирует конкретные дела, рассмотренные Президиумом ВАС РФ. Лектор уделяет внимание разъяснениям по вопросам недействительности сделок, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда № 25 от 23.06.2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ». Лектор освещает проблемы, которые решаются внесением изменений и дополнений в нормы Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок, а также рассуждает об их влиянии на правоприменительную практику. Роман Сергеевич Бевзенко детально разбирает как новые основания недействительности сделок, так и те составы недействительности, которые претерпели изменения в ходе реформы гражданского законодательства.

Недействительность сделок: комментарий к реформе ГК РФ. Введение

Ничтожные и оспоримые сделки

Лектор подробно разбирает понятия ничтожной и оспоримой сделки, на примерах конкретных дел анализирует виды исков при оспаривании сделок. Автор рассматривает установленные законом ограничения при оспаривании сделок, уделяя внимание вопросу о том, какие лица управомоченны обращаться в суд с соответствующим требованием. Также Р. С. Бевзенко освещает вопрос об основаниях оспаривания сделок и комментирует правило о запрете противоречивого поведения при оспаривании сделок (принцип эстоппель).

Ничтожные сделки

Р. С. Бевзенко рассматривает вопрос о том, кто вправе предъявить требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а также требование о признании ничтожной сделки недействительной. Лектор приводит примеры применения прежних и ныне действующих правил ст. 166 ГК РФ, демонстрируя, как новая редакция позволит избежать злоупотреблений правом при рассмотрении в суде соответствующих дел. Автор курса также останавливается на условиях применения последствий недействительности ничтожной сделки судом по своей инициативе, обращая внимания слушателей на разъяснения этого вопроса, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2016 № 25. Кроме того, юрист анализирует действие принципа эстоппель применительно к ничтожным сделкам.

Последствия недействительности сделки

Лектор рассматривает изменения ГК РФ, касающиеся общих положений о последствиях недействительности сделки. Р. С. Бевзенко подробно разбирает правило о признании недобросовестным поведения лица после признания оспоримой сделки недействительной, если это лицо знало или должно было знать об основаниях ее недействительности. Также юрист останавливается на применении норм о реституции в ситуации, когда полученное по сделке невозможно возвратить в натуре.
Особое внимание лектор уделяет распространению общих положений об обязательствах на требования, связанные с применением последствий недействительности сделки. В частности, речь идет о правиле о синаллагме (взаимности предоставлений).
Кроме того, Р. С. Бевзенко касается вопроса о ретроспективном и перспективном прекращении сделки и обоснованию экономической целесообразности прекращения действия сделки лишь на будущее время. Также в лекции обсуждается вопрос об ограничении применения последствий недействительности ничтожной сделки в случаях, когда это противоречит основам правопорядка или нравственности.

Недействительность сделки, нарушающий закон

В лекции подробно анализируются условия недействительных сделок, нарушающих требования закона или иного правового акта. Р. С. Бевзенко приводит примеры неправильного толкования и применения ст. 168 ГК РФ в прежней редакции, которая позволяла признавать сделку ничтожной по формальным основаниям.
Автор курса комментирует новеллы соответствующей статьи ГК РФ, анализируя различия используемых в тексте закона формулировок. Особое внимание лектор уделяет условиям, при которых сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является ничтожной.
Р. С. Бевзенко демонстрирует, что телеологическое толкование гражданско-правовых норм позволяет почти в каждом случае усмотреть нарушение публичных интересов либо прав и охраняемых законом интересов третьих лиц. Кроме того, лектор обращает внимание слушателей на возможность квалификации как ничтожного договора, условия которого противоречат существу законодательного регулирования, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Эта позиция, первоначально выработана в практике ВАС РФ, на сегодняшний день закреплена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25.

Ничтожность сделки противной добрым нравам

Преподаватель отмечает, что соответствующее основание недействительности наиболее актуально в условиях, когда развитие общественных отношений существенно опережает законодательное регулирование, в силу чего в позитивном праве отсутствуют запреты на совершение определенных действий, противоречащих представлениям общества о должном. Лектор на примере конкретного дела о рейдерском захвате предприятия, рассмотренного Президиумом ВАС РФ, анализирует проблемы применения ст. 169 ГК РФ в прежней редакции. Причиной, по которой арбитражные суды крайне редко обращались к данной статье, автор курса считает то обстоятельство, что в качестве последствия недействительности в ней было предусмотрено взыскание полученного по сделке в доход государства. В этой связи Президиумом ВАС РФ была выработана позиция, позволяющая признавать сделки недействительными по ст. 168 ГК РФ как нарушающие требования ст. 10 ГК РФ о запрете злоупотребления правом. Лектор также комментирует новую редакцию ст. 169 ГК РФ и рассказывает о том, каким образом она повлияла на практику оспаривания сделок.

Читать еще:  Образец служебной записки о ремонте замене компьютера

Мнимые, притворные сделки. Сделка с выходом за пределы правоспособности юридического лица. Сделки без согласия

Р. С. Бевзенко разбирает конструкцию притворной сделки, отмечая, что ранее судебная практика исходила из того, что прикрываемая и прикрывающая сделки должны быть разного вида (например, купля-продажа и дарение, купля-продажа и подряд и т. п.). Однако с внесением изменений в ст. 169 ГК РФ, в соответствии с новой редакцией которой притворной считается также сделка на иных условиях, эта позиция была отвергнута законодателем.
Лектор указывает на проблемы, связанные с квалификацией прикрываемого договора как незаключенного вследствие отсутствия существенных условий, а также с отказом в нотариальном удостоверении притворных сделок.
Другим вопросом, на котором останавливается автор курса, является недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности. Кроме того, Р. С. Бевзенко анализирует вопрос о правовых последствиях отсутствия необходимого в силу закона согласия на совершение сделки. В этой связи лектор обращает внимание слушателей на запрет противоречивого поведения лица, давшего такое согласие, и правило о защите добросовестной стороны сделки.

Сделка, совершенная с нарушениями ограничений и полномочий. Сделка во вред юридического лица. Сделка, совершенная с нарушением запрета распоряжаться имуществом.

Лектор рассматривает вопрос о том, какими документами могут быть ограничены полномочия органа юридического лица на совершение сделки, а также обращает внимание слушателей на разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25, согласно которым третьи лица, полагающиеся на данные ЕГРЮЛ о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу вправе исходить из неограниченности этих полномочий.
Р. С. Бевзенко также разбирает новый состав недействительности, сформулированный в п. 2 ст. 174 ГК РФ, — сделка представителя или органа юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица. Заменит ли в будущем данная норма правила корпоративного законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью. Рассматривая состав недействительности, сформулированный в ст. 174.1 ГК РФ, лектор отмечает, что соответствующие положения закона вводят принцип разделения сделок на обязательственные и распорядительные, а также правило о судебном залоге.

Недействительность сделок, совершенных ограниченно дееспособными гражданами. Недействительность сделок, совершенных под влиянием заблуждения и обмана. Исковая давность и применение новых норм во времени.

Ученый останавливается на новом правиле о признании недействительной по иску попечителя сделки гражданина, впоследствии ограниченного в дееспособности.
Лектор подробно разбирает признаки существенного заблуждения при совершении сделки, уделяя особое внимание обстоятельствам, наличие которых позволяет презюмировать существенность заблуждения. Обсуждая сделки, совершенные под влиянием существенного заблуждения, автор курса также анализирует юридическое значение мотивов совершения сделки и проблему распознавания заблуждения контрагентом. Еще одной новеллой, комментируемой в данной лекции, выступает обман в форме намеренного умолчания об определенных обстоятельствах. Кроме того, в этой лекции Р. С. Бевзенко рассказывает о сроках исковой давности по недействительным сделкам и о действии новой редакции ГК РФ во времени.

НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК: НЕКОТОРЫЕ НОВЫЕ ПОДХОДЫ

Федеральным законом Российской Федерации «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела 1 части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ в Гражданский кодекс Российской Федерации были внесены значительные изменения, касающиеся, в том числе, недействительности сделок.

Для российского гражданского законодательства является традиционной дифференциация всех сделок на ничтожные и оспоримые, которая воспроизведена в п. 1 ст. 166 ГК РФ: сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Однако в новой редакции ГК РФ установлены прямо противоположные по сравнению с ранее действовавшей редакцией приоритеты ничтожности и оспоримости.

До недавнего времени сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, являлась ничтожной, если закон не устанавливал, что такая сделка оспорима, или не предусматривал иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ в прежней редакции). Сегодня, напротив, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Что означает изменение этих приоритетов? Прежде всего это означает изменение отношения государства к принципу законности. Принцип законности соблюдается, если нарушение любых требований закона, иных правовых актов рассматривается как недопустимое. В настоящее время государству безразлично, нарушен закон или нет: потерпевшие в частно-правовой сфере должны сами искать выход из создавшегося положения. При этом свои интересы государство защищает по-прежнему: сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Положение п. 2 ст. 168 ГК РФ в новой редакции само по себе противозаконно, поскольку нарушает один из основополагающих принципов (основных начал) гражданского законодательства: гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений (ст. 1 ГК РФ), а также принцип равенства участия публично-правовых образований и иных субъектов в гражданско-правовых отношениях, ведь согласно п. 1 ст. 124 ГК РФ Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область,

автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Начала равенства участия публично-правовых образований в гражданско-правовых отношениях нарушены и нормой, сформулированной в п. 4 ст. 166 ГК РФ, согласно которой суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов.

В этой связи хотелось бы проанализировать содержание вновь введенных корреспондирующих друг другу статей — ст. 157.1 ГК РФ «Согласие на совершение сделки» и ст. 173.1 ГК РФ «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления».

В соответствии с п. 2 ст. 157.1 ГК РФ, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, о своем согласии или об отказе в нем третье лицо или соответствующий орган сообщает лицу, запросившему согласие, либо иному заинтересованному лицу в разумный срок после получения обращения лица, запросившего согласие.

Включение этой статьи в Гражданский кодекс Российской Федерации в современных условиях вряд ли вообще было целесообразным. Во-первых, институт согласия на совершение сделки не является новым для российского гражданского права, он давно и прочно обосновался в современном законодательстве. Число случаев, когда в силу требований закона или иного правового акта такое согласие требуется, огромно(1), и потому унифицировать правила согласия абсолютно невозможно. Это, видимо, понимает и сам законодатель, поскольку в п. 1 ст. 157.1 ГК РФ говорит о факультативности применения правил названной статьи. Появление подобной статьи в Гражданском кодексе Российской Федерации было бы уместно в 1995 году, но отнюдь не сегодня.

Во-вторых, при конструировании данной нормы законодатель использует понятие третьего лица, содержание которого не нашло однозначного толкования ни в законодательстве, ни в правоприменительной практике, что порождало и будет порождать многие проблемы(2).

В период действия ГК РФ в прежней редакции сделки, совершенные без надлежащим образом полученного согласия, являлись ничтожными, так как были совершены с нарушением требований закона или иных правовых актов. Сегодня такие сделки оспоримы: сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия (п. 1 ст. 173.1 ГК РФ). Оспорить такую сделку будет очень сложно, поскольку она может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ).

Читать еще:  Корпоративные споры в арбитражном суде арбитражный спор

Как могут применяться названные две статьи на практике? Рассмотрим два примера.

Общеизвестно, что ряд сделок государственное (муниципальное) унитарное предприятие

вправе совершать только с согласия собственника имущества. В соответствии со ст. 295 ГК РФ предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ устанавливает более жесткие ограничения: движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия (п. 3 ст. 18), при этом прямо называет последствия нарушения этого правила: сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными (там же). Таким образом, в данном случае собственник имущества обязан будет обратиться в суд с требованием о признании недействительной ничтожной сделки, где будет доказывать факт нарушения закона.

Рассмотрим другой пример, связанный с распоряжением опекунами или попечителями доходами и имуществом подопечного. В соответствии с п. 1 ст. 37 ГК РФ опекун или попечитель распоряжается доходами подопечного, в том числе доходами, причитающимися подопечному от управления его имуществом, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ детально регламентирует порядок совершения такого рода сделок и устанавливает последствия нарушения этого порядка: при обнаружении факта заключения договора от имени подопечного без предварительного разрешения органа опеки и попечительства последний обязан незамедлительно обратиться от имени подопечного в суд с требованием о расторжении такого договора в соответствии с гражданским законодательством (п. 4 ст. 21 Закона).

Таким образом, в данном случае сделки с имуществом подопечного, совершенные опекунами или попечителями без предварительного согласия органа опеки и попечительства, будут оспоримыми, и органам опеки придется доказывать не столько факт нарушения закона, если бы данная сделка была ничтожной, сколько то, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия органа опеки (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ), что значительно снижает степень правовой защищенности подопечного по сравнению, например, с собственником имущества государственного предприятия.

В литературе справедливо отмечается, что в действующем законодательстве вопрос об оспоримости или ничтожности сделок, совершенных без согласия лиц или органов, далеко не во всех случаях решен четко, в связи с чем соответствующий вывод «может быть сделан лишь на основании системного толкования гражданско-правовых норм о недействительности сделок»(1). Такое положение дел порождает правовую неопределенность и в современных условиях может привести к освобождению ряда государственных органов от исполнения ими их прямых обязанностей по оспариванию сделок, поскольку такие сделки могут, а не должны быть признаны недействительными в связи с их ничтожностью по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе (п. 1 ст. 173.1 ГК РФ).

Ограничение возможностей физических и юридических лиц защитить свои права в сфере гражданско-правовых отношений проявляется и в том, что законодатель существенным образом изменил правовое регулирование признания сделок недействительными и последствий такого признания: уменьшилась возможность участников сделки оспорить совершенную, исполненную сделку, даже если эта сделка действительно обладает серьезным юридическим пороком.

Во-первых, введено новое правило, согласно которому оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом

интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Это правило абсурдно уже само по себе, поскольку любое нарушение закона влечет нарушение чьих-то прав либо ведет к посягательству на чьи-то охраняемые законом интересы.

Аналогичной оценки заслуживают изменения, внесенные в п. 3 ст. 182 ГК РФ. Как и раньше, представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом. Но если раньше сделка, совершенная с нарушением этих правил, была ничтожной, то сегодня она оспорима и может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы.

Во-вторых, возможность оспорить сделку часто оговаривается дополнительными, причем, как представляется, невыполнимыми условиями, которые при этом еще и описываются при помощи оценочных понятий. Типичным примером может послужить состав, предусмотренный ст. 174 ГК РФ «Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица», согласно которой сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

В-третьих, законодатель моделирует ситуации, в которых сделку невозможно будет оспорить в принципе. Так, в п. 5. ст. 166 ГК РФ говорится, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Этот пункт делает невозможным защиту прав лиц, совершивших сделку под влиянием обмана (ст. 179 ГК РФ), поскольку лицо в момент совершения сделки не знало об обмане и вело себя таким образом, что его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Кстати, изменения, которые претерпела ст. 179 ГК РФ «Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств», также свидетельствуют о нежелании государства защищать потерпевшую от таких сделок сторону посредством имущественного наказания виновной стороны. В прежней редакции названной статьи в качестве последствия таких сделок применялась односторонняя реституция: если сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств, признана недействительной по одному из названных оснований, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации (п. 2 ст. 179 ГК РФ). В настоящее время односторонняя реституция не применяется (п. 2 ст. 167, ст. 169 ГК РФ). Таким образом, и потерпевшая, и виновная сторона обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Анализ некоторых новелл Гражданского кодекса Российской Федерации о недействительности сделок позволяет сделать вывод о наметившейся тенденции к ослаблению правовой защищенности субъектов частного права в такой важной сфере, как совершение и исполнение сделок.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector